СЕКРЕТ ПРАВИЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ

2367 0
Секрет правильного воспитания детей

«Я так привязан к своим родителям!», «Моя привязанность так велика, что я очень тяжело переживала  расставание с родителями!», «Я всегда даже на расстоянии чувствую, когда моему ребенку плохо» — фразы, которые каждый из нас слышал и, возможно, произносил не раз.

Привязанность к своим близким мы порой чувствуем очень сильно, а иногда нам кажется, что мы смогли бы обойтись и без них. Часто такие мысли приходят в голову подросткам, в силу их противоречивого возрастного периода. Но все мы знаем, насколько велико это чувство, насколько нам важно мнение родителей в детском возрасте, часто во взрослом, и даже после смерти родных людей мы сверяем наши поступки с их оценкой. Примеряем на себя их мнение.

Привязанность к родителям, по мнению семейных психологов, исследовавших и систематизировавших знания об этом феномене, — это то, без чего ребенок не в состоянии выжить, полноценно сформироваться. Такая привязанность не возникает сразу, это своеобразный, сложный процесс. Ее началом можно считать момент зачатия и развития плода. Не только пуповина, но и невидимая психологическая связь соединяет маму и ребенка во время процесса вынашивания. Мамочки ее очень хорошо ощущают, рассказывая, что ребенок все чувствует, когда маме грустно, тревожно или радостно, приятно. Маленький житель маминого животика подает знаки маме толчками, шевелением и другими, известными только им двоим способами. Там, у мамы, ребенок чувствует себя защищенным, сытым, там ему тепло и уютно. Благодаря маме, он развивается, питается, растет.

Привязанность новорожденного к родителям

После рождения начинается процесс формирования привязанности. Период вынашивания сменяется периодом «донашивания». Грудничка часто носят на руках, прикладывают к груди. Так как для ребенка быть рядом со взрослым — это вопрос жизни или смерти, именно он прилагает к этому множество усилий. Для того, чтобы не остаться без мамы (мало ли что там у нее на уме?), ребенок в свой арсенал от природы получил различные «инструменты», благодаря которым он умело привязывает ее к себе.

Для привлечения внимания к своим потребностям малыш использует плач, который не могут выдержать взрослые, от которого просто так не отмахнешься, умилительное выражение личика, первые «агу», улыбку и многое другое. И даже пропорции тела ребеночка природа сделала такими, что они не могут не тронуть сознание взрослого, сердце мамы. Все это помогает грудничку в удовлетворении его базовых потребностей в еде, питье, ласке и заботе.

Рождается понимание того, что еда будет по требованию, поменяют мокрый подгузник вовремя, если страшно или скучно — придет мама и подарит ощущение покоя, утешит, развеселит. Это дает ребенку базовое чувство безопасности, доверия к миру. В семье вокруг этой крошки танцуют свой танец любви все взрослые. Невозможно не быть задействованным в этом танце, в этой круговерти.

Этот период настолько важен, что в традициях некоторых народов есть материнский месяц, когда мама ничем, кроме младенца не занимается. В нашем менталитете также принято в первые месяцы жизни маме с ребенком уделять максимум внимания, если есть такая возможность. Этот период взрослыми интуитивно оценивается как самый важный период в жизни малыша.

Большую ошибку делают те родители, которые не берут малыша на руки по его требованию, «чтобы не разбаловать и не приучить к рукам». Младенцу нужны родители не для того, чтобы издеваться над ними, а потому что ему плохо, может быть страшно или что-то болит. Если же мама игнорирует такой призыв ребенка, тогда для него окружающий мир становится непредсказуемым, а значит, небезопасным.

С таким ощущением подрастают брошенные малыши в детских учреждениях. Они даже не плачут. У них нет такой надобности. Они знают, что их сигнал вряд ли будет услышан, поэтому они просто ждут того времени, когда их по расписанию покормят или перепеленают.

Формирование отношений с родителями

Идет время, ребенок подрастает и перестает быть уже таким «ручным». Малыш делает первые попытки проверки своих возможностей, познания мира. Уже многое ему удается делать самому, но ребенок четко следит, чтобы кто-то из важных для него людей был рядышком. В этот период  формируется избирательность в привязанности. Это значит, что для него есть близкие люди, которым он доверяет – мама, папа, возможно, бабушки и дедушки, и есть остальные – чужие.

Малыш уже четко ограничивает свой круг привязанности. Эти первые попытки делить на «своих и чужих» остаются навсегда новым качеством – избирательностью в отношениях: «Я его люблю не за что-то, а просто так», «Это мой друг, потому что просто друг».

Для ребенка важно не то, какой человек его мама или папа, не их внешние или внутренние характеристики. Самым главным для ребенка является то, что она или он заботится о нем. Известна очень сильная, неоправданная, на первый взгляд, привязанность детей к мамам, которые не всегда хороши в социальном плане, но при этом они в той или иной мере выполняют свои материнские функции.

В этот период родители, да и другие взрослые, радуются каждому новому умению младенца. Умиляясь, они рассказывают ему самому о том, какой он. О его внешности: «Мамины глазки, папины ушки», о том, какой он хорошенький, о его характере: «Ты – капризуля», или о том, что он молодец.

Говорят ему о его достижениях: «раньше других начал улыбаться», «уже начал сидеть и все проверяет на вкус». Из этих повествований ребенок узнает о себе, складывается его понимание себя, своей самоценности. Он понимает, что он пришел в мир не зря. Он делает вывод: «Я — хороший. Мир мне рад».

Такая нужная мама

В возрасте, начиная с одного года и до трех, ребенок уже может ходить, но он не отходит далеко от мамы или папы. Это так называемый период ребенка–юбочника. Он всегда «возле маминой юбки». Всегда в поле его зрения должны быть родители или другие «свои».

Так, например, на прогулке, когда он считает дистанцию для себя допустимой, малыш уже играет с другими детьми, но при этом поглядывает на маму. Только мама отойдет или ребенок ее потеряет из виду, он сразу же пользуется своим главным оружием — криком или  плачем, чтобы вернуть маму обратно.

Если происходит какая-то детская неприятность (отобрали игрушку, поломалась «пасочка», споткнулся и упал), мама должна сразу же прийти на помощь. Обнять, успокоить, поддержать, поцеловать больное место, чтобы перестало болеть. Если взрослый всегда готов прийти на помощь, малыш чувствует себя безопасно. Таким образом, происходит формирование своеобразной психологической утробы.

Формируется особое знание: «Если плохо – зови на помощь или беги к взрослому». Это стратегия выживания, которая будет помогать ему дальше многие годы. Такой стратегии нет у детей, которые не воспитывались в семьях. В их арсенале совершенно другие, иногда разрушающие стратегии выживания.

Проходит время, ребенок растет и приобретает массу новых навыков. Теперь, начиная примерно с трех лет, малыш уже может достаточно долго находиться без мамы, под присмотром других людей. Он так же, как и прежде, нуждается в безопасности. Но если привязанность формировалась правильно на предыдущих этапах, мальчик или девочка уже уверены в своих родителях и могут довериться другим взрослым, на которых их оставили.

Конечно, сначала тревожно. Вспомните, как малыши в первое время, когда их отдают в детский сад, спрашивают: «А ты меня сегодня заберешь?». Позже, убедившись в этом, они спокойно ждут окончания рабочего дня. Ребенок уверен в том, что наступит время, и мама или папа заберут его домой.

В этот же период проявляется первый серьезный кризис малыша, который называют «Я сам». Приходит понимание, что он — отдельная личность, со своими желаниями и возможностями. Это период первых конфликтов с родителями. И тут, соответственно тому, как ведут себя родители, ребенок получает первый опыт выхода из конфликтных ситуаций.

Если взрослые ведут себя гибко, то есть их арсенал поведения в конфликте многообразен, они этому учат и своего ребенка. Например,  могут договориться, если цена вопроса не велика: «Я куплю тебе машинку, только не эту большую (дорогую), а вот ту маленькую, но яркую (более дешевую)». Или очень твердо стоят на своем в жизненно важных вопросах: «Через дорогу только с мамой за руку». Иногда уступают, когда есть такая возможность: «Хорошо, если ты хочешь, я полежу с тобой, пока ты не заснешь».

Если же способ разрешения противоречий у родителей только один, например, как в авторитарной семье: «Делай, как я сказал!» или в потакающей: «Будет так, как ты хочешь, только не надо плакать», ребенок возьмет в свой поведенческий арсенал только его. В дальнейшем ему будет трудно взаимодействовать с окружением.

Но самый большой урок дошкольного периода — понимание того, что конфликт не может разрушить привязанность. Мама всегда будет мамой, несмотря на его поведение. Иногда для подтверждения этого маленький человек проверяет эту аксиому капризами, агрессией и другими способами.

Если родители ведут себя неправильно, демонстрируя своей дочери или сыну прочность привязанности, в зависимости от того, как он или она себя ведет, от качеств малыша, состояния здоровья или других особенностей, ребенок может взять вину за разрыв отношений на себя.

Например, если папа ушел из семьи или мама уехала на заработки, в случае, если родителей решили родительских прав. Это чувство вины может пройти красной линией через всю жизнь. Ребенок будет считать, что он несет ответственность за разрыв привязанности: «Я был плохой, поэтому от меня отказались, и если буду хорошим – меня будут любить». Но очень трудно быть хорошим всем, подстраиваться под мнение всех, с кем сталкивает жизнь.

Окончание первого кризиса приносит первые трогательные осознанные слова любви по отношению к родителям. В возрасте от четырех до шести лет дети очень ценят взрослого, к которому привязаны. Родители часто получают поцелуи, подарки, искреннюю благодарность. Вспомните аппликации на 8-е Марта, «секретики» для мамы или папы. В этот момент привязанность достигает своего полного развития.

Детки очень ценят своих авторитетных близких, поэтому их так легко ранить. Они уязвимы к грубости, излишним требованиям, предательству. Взрослым в этом возрасте нужно быть особенно корректными по отношению к детской ранимой душе. Иначе можно положить начало детским страхам, неврозам.

По окончанию этого периода, с наступление младшего школьного возраста, ребенок, у которого за спиной нормальное, здоровое развития привязанности, готов уже ее переносить на другие объекты. В это время  на первый план выходит первая учительница как наставник, которому ребенок доверяет и ощущает ее заботу, появляется привязанность к друзьям, тренеру, другим педагогам.

Школьные годы

Если в возрасте трех, пяти лет поведение ребенка можно регулировать, только находясь поблизости, голосом, то ребенок-школьник уже  может его регулировать сам. Это происходит благодаря тому, что он получил «внутреннего родителя», который всегда с ним.

Малыш впитал в себя и принял как норму те правила, уроки отношений, поведения, которые были даны ему мамой, папой, другими близкими и значимыми для него людьми. Его новая способность к обобщению предметов, качеств, форм и т. д. распространяется и на это поле.

То есть, школьник уже обобщает мнение внутреннего родителя из мнений всех важных людей и переносит его на поведение вне дома. «Что сказала бы мама?» на тот или иной поступок. Мы слышим в этот период от детей «Мне не разрешают», «Мама будет ругать», «Если я это сделаю или не сделаю, папа меня накажет» или «Мама будет рада», «Бабушке это понравится», «Папа будет доволен мною»  и т. д.

С точки зрения своего развития, привязанность на этом этапе подходит к своему завершению. И теперь ребенок, имея определенный внутренний конструктор, строит свои отношения с другими людьми. Он пробует для себя новые роли — товарища, друга, возлюбленного и позже — партнера  и родителя.

Навыки, полученные от значимых взрослых, он проверяет во время сложного периода взросления — подросткового. Тогда, как и в первый свой кризисный период, уже не ребенок, а девушка или юноша пробуют их на прочность, проверяют, сможет ли разрушить привязанность плохое поведение, нарушение правил, границ, изменение внешнего вида.

В этом случае подросток  проверяет прочность отношений уже не только и не столько с родителями, сколько с миром, окружением, значимыми для него людьми. В этом непростом периоде подросший ребенок пытается найти баланс между близостью и автономией.

Помните  фразы подростка: «Ты меня никуда не пускаешь, просто привязала к себе!», «Они меня не принимают, отталкивают!», «Мой друг то близко, я ему как будто бы нужен, то вдруг вообще не общается!». Задача родителей дать возможность тинейджеру попробовать свои силы, поошибаться, в конце концов.

Задача подросткового возраста как раз и состоит в освоении новых ролей, понимании своих возможностей, проверки прочности установок взрослых. Конечно, они плохо учатся, конечно, им не до математики. Они решают для себя гораздо более сложные задачи про себя, про любовь, про дружбу, про лидерство и подчинение.

Если история развития привязанности была нарушена, «внутренний родитель» сформировался не прочный, подросток может строить отношения со сверстниками или слишком доверчиво, как пятилетний малыш, или очень отдаленно, из-за страха предательства.

Если же до этого периода этапы были пройдены успешно, сейчас, даже когда реальный родитель далеко, его внутренний прочный заместитель всегда будет контролировать поведение ребенка. Юноша или девушка будет сверяться с ним, с его мнением и решать для себя — стоит ли закурить, прыгнуть с моста, нагрубить взрослому.

Выход ребенка «в свет»

Окончание подросткового периода приходится на 16-17 лет. К этому возрасту большинство задач решено, проверки подходят к концу, выбор своего места среди сверстников  определен. И  молодой человек или девушка как будто бы возвращаются в семью, но иными людьми.

Уже достаточно взрослыми, способными на какие-то осознанные  решения, поступки. Эти дети уже достаточно отдалились от своих близких внутренне, хотя еще живут под одной крышей с родителями. И это нормальный процесс. Ребята хотя и готовы снова слушать мнение значимых взрослых, демонстрировать им свою любовь, но их задача — уход из родительского гнезда в свою жизнь, построение новых связей.

Такой опыт отношений, формирования привязанности можно получить только в семье. На этом основывается дружба, отношения в паре, привязанность к своим детям. Этот опыт остается своеобразным стержнем, помогающим искать опору и находить выходы из разных ситуаций. Этот стержень можно назвать, как хотите — отношение к себе, самооценка, мировоззрение и т. д. Он дает нам понимание своих возможностей, уверенность в людях, способность создавать длительные близкие или неразрывные дистантные отношения.

Если у ребенка была возможность формирования надежной привязанности с родителями, он в дальнейшем сможет создавать прочные связи и с другими людьми. Если же путь формирования привязанности был патологическим, как это бывает в семьях, где не удовлетворялись потребности ребенка из-за алкоголизма родителей, их смерти или других сложных ситуаций, ребенку будет очень трудно.

Многое могут сделать для ребенка приемные семьи, если в них он сможет найти заботу, опору, авторитет взрослого. К счастью, сейчас многие готовы взять в свою семью таких детей, дать им шанс заполнить пробелы, полученные не по их вине.

Для ребенка семья —  это не просто «лучше, чем без семьи», это вопрос выживания не только физического, но и психологического. Только опекающий, заботливый родитель, проходя с ребенком все этапы его взросления, удовлетворяя его возрастные потребности, способен  дать ему базовое чувство безопасности, а значит ощущение полноты жизни, свободы выбора, умения любить и быть любимым. В этом и заключается наша родительская задача, в этом и есть секрет правильного воспитания.

0

Автор публикации

не в сети 9 часов

@alexfirepro

10K
Комментарии: 0Публикации: 740Регистрация: 18-05-2018

Комментариев нет

Оставить комментарий

Войти с помощью: