Хороший голос

456 0

— Я с точки зрения каких-то амбиций, стремления к жизненным целям и достижениям — человек довольно трусливый. Вечно долго раздумываю, прикидываю все за и против, взвешиваю, а там, глядишь, и возможность уже упущена. И такой трусости в жизни вагон, и, кажется, с годами становится только больше…
— Слушайте, осторожность и расчетливость не всегда чем-то плохим являются. Та же работа бухгалтером или аналитиком и предполагает постоянные сомнения и взвешивание. И для такой работы это даже очень хорошо. Так что у вас, как минимум, есть еще пара вагонов и чего-то ценного.
— А знаете, что я вдруг подумал… Ведь мне никто никогда не говорил чего-то подобного. Ну и я с такого ракурса на себя и свою жизнь не привык смотреть..

Хорошо, наверное, и полно живется тем людям, у которых основная, значительная часть в жизни проходит во внешнем мире. В выражении себя, в реакциях на окружающее, в превращении желаний в действия, в воплощении себя и своих стремлений, мечтаний и импульсов в окружающую реальность.

По крайней мере, когда общественное сознание рисует образ человека состоявшегося, такого, каким дОлжно быть, — это обычно образ очень активный и воплощающийся вовне. Общительный, а не замкнутый. Активный, а не сдержанный. С большим количеством всевозможных социальных связей, а не склонный к отшельничеству или одиночеству.

Но даже те, кто очень близко продвинулся к соответствию этому воображаемому золотому стандарту, не могут избежать той простой данности, что значительная часть нашей жизни происходит внутри. В размышлениях, в переживаниях чувств, в фантазиях, в воспоминаниях. И в своего рода разговорах с самими собой. И эта внутренняя значительная часть жизни зачастую проходит для человека незамеченной. Мало кто за ней действительно внимательно наблюдает, прислушивается к ней, по-настоящему внимательно к ней относится. Скорее, это как подводная часть айсберга, которая вроде бы есть и ее довольно много — но мало кому она действительно видна и понятна.

Часто, когда люди звонят записаться на прием к психотерапевту или психологу, одними из первых задаются вопросы о всякого рода техниках, направлениях работы, приемах и способах, что ли. Конечно, за этим стоит желание понимать, осознавать, что будет происходить в такой работе и как именно.

Вопрос только в том, возможно ли это действительно понять и описать? Ну, вот так, от и до — мы начнем с этого, продвинемся к вот этому и через вот это и еще вот это придем, наконец, к следующему, чего вы, собственно, и хотите. Или что-то вроде: «Ваша проблема решается довольно просто — откройте вот такую книгу на 442-й странице и выполните следующие действия в строго определенном порядке».

Наверное, такое описание действительно снижало бы тревогу неопределенности. Ну и, наверное, оно в той же мере может при прочтении вызывать улыбку от осознания того, что вряд ли такие замечательные книги существуют. Тем не менее, от визита к психотерапевту продолжают ждать чего-то подобного, пусть и в глубине души.

Но если и пытаться как-то описывать то влияние, которое психотерапия оказывает на человека, одно из первых, что приходит на ум — это как раз влияние на ту самую внутреннюю жизнь, о которой шла речь выше. Ведь часто, когда эта внутренняя жизнь такая, что приносит страдания, она отбрасывает болезненную тень и на жизнь внешнюю.

  • Так, кто-то, кто внешне может казаться ужасно успешным и состоятельным, самого себя может внутренне ощущать как недостаточно хорошего. Что-то вроде: «Да, конечно, сложилось так, что все удалось, но старался ты явно недостаточно».
  • Или кто-то может выглядеть внешне очень даже хорошо и прикладывать постоянные значительные усилия к доведению своего внешнего вида до безупречности, но при этом дрожать, как тростинка на ветру, будучи на каком-нибудь званом ужине, от ощущения, что люди вокруг смотрят и оценивают. И оценивают, по ощущениям такого человека, далеко не хорошо и положительно.
  • Или же кто-то привык каждый раз, когда возникает импульс попробовать что-то новое, думает примерно следующее: «А какой в этом смысл? Когда-то разве у тебя что-то хорошее выходило? Почему ты уверен/уверена, что в этот раз выйдет по-другому?».

То есть люди как-то по особому привыкли внутри себя сами с собой разговаривать. Так, что от этого им становится на самом деле хуже. Но это же что-то, что внутри — разве может быть что-то другое?

А может быть (и скорее всего), это не просто какая-то банальная привычка. Может быть, за этим стоит целая история. Когда прямо с того времени, с которого человек себя помнит, с ним разговаривали в каком-то таком духе, что да, что-то ты, конечно сделал, но посмотри на сына соседей, как он старается и как получается у него! Или что-то такое вроде «девочка моя, ну как же у тебя масла-то в голове не хватает, ну что же ты делаешь!». Или «да настоящий мужчина должен сам бы был захотеть и сделать уже, что же ты за тюфяк-то за такой!».

Какая-то грустная история о человеке, с которым похожим образом говорили-говорили, а потом он и сам стал внутри себя с собой так говорить. И этот внутренний голос ощущается с годами уже как что-то неотъемлемое, как часть себя. Как рука или нога, или цвет глаз. Но, между тем, чем-то таким неотъемлемым в действительности не является.

И вот тут, как в диалоге из эпиграфа, у человека появляются такие отношения, в которых его спрашивают — а почему ты на это смотришь, как на что-то в себе, что однозначно плохо? Ну, с одной стороны плохо, да. А вот посмотри с этой — получается же и хорошо тоже.

Или говорят ему: так больно и грустно слышать все то, что тебе пришлось пережить. Говорят не для вежливой галочки, а действительно чувствуя то, что говорят. И так происходит снова и снова. Какой-то хороший голос в жизни человека появляется и живет. И незаметно, вдруг, становится и его собственным голосом.

Многие пациенты прямо так о этом и говорят: «В трудные моменты вспоминаю, что об этом сказал бы мой психотерапевт». Или: «Ваш голос звучит теперь в моей голове, и это как-то поддерживает и стабилизирует». Как раз тот случай, когда голос в голове звучит, но нет нужды психиатрически напрягаться и тревожиться — это точно что-то хорошее. Потому что это точно какой-то хороший голос. Складываются между психотерапевтом или психологом и пришедшим к нему человеком значимые отношения, в которых зажимают раны, полученные в других значимых отношениях. Какие уж тут методы и техники.

Можно, наверное, сказать, что это упрощение и все гораздо сложнее. Скорее всего, так оно и есть. Но жизнь снова и снова показывает, что именно простые вещи наиболее сложно устроены. И наоборот.

Самое нечасто упоминаемое то, что такое влияние обоюдное. Не только психологи и психотерапевты влияют таким меняющим в хорошую сторону способом на своих клиентов. Возможность быть свидетелем чьей-то жизни, может быть, даже одного из значимых ее отрезков, когда человек принимает какие-то значимые, судьбоносные, меняющие решения, так же глубоко откликается и в том, кто помогает эти решения принять.

Как пример — однажды кто-то говорил, что иногда поражается смелости своих клиентов. Кажется, он сам бы никогда не решился на такие отважные поступки — но опыт присутствия при такой отваге точно не проходит бесследно, вдохновляя и в своей жизни какую-то ревизию произвести.

Что-то похожее на то, что случается в фильме «Пробуждения». Доктор на протяжении всего фильма занимается тем, что в буквальном смысле слов помогает людям очнуться от вечного сна. И становится свидетелем того, как ловят простые моменты жизни эти очнувшиеся люди. И в финале решается сам на какой-то простой, но важный шаг в собственной жизни. Тронутый именно примером тех, кому, вроде бы, призван был помогать сам.

Источник

0

Автор публикации

не в сети 3 дня

@alexfirepro

10K
Комментарии: 0Публикации: 1427Регистрация: 18-05-2018

Комментариев нет

Оставить комментарий

Войти с помощью: